Причины и механизмы вызревания чеченской войны
Страница 2

Другая политика » Причины и последствия войны в Чечне » Причины и механизмы вызревания чеченской войны

Хаотический развал СССР, вывод (бегство) советских войск из Чечни, огромное количество брошенного оружия, техники, снаряжения, боеприпасов, а такие оставленные гарнизоны, комплексы зданий министерства обороны создали материальные предпосылки для формирования чеченской армии. Идея о том, что субъектов Федерации могут брать суверенитета, сколько хотят, подогревала националистический экстремизм; сеяла политические зерна разъединения и вражды, что и было использовано Дудаевым в своих целях.

Для реализации возможности создания собственных вооруженных сил в Чечне, на наш взгляд, были необходимы три условия. Во-первых, к власти в Чечено-Ингушетии должны были прийти такие политические силы, которые нуждались в армии для осуществления своих корыстных интерёсов и были способны вести современное военное строительство. Во-вторых, нужно было получить право на военное имущество, оружие и технику, оставшиеся в Чечне, хотя по закону все это являлось собственностью России. И, в-третьих, важно было, чтобы никто (прежде всего Россия) не воспрепятствовал созданию собственных вооруженных сил. Захват власти Дудаевым, отражавшим интересы агрессивно-националистических группировок, провозглашен в феврале 1992 г. независимости Чечни и объявление ее намерения строить свою армию вызвали в России протесты лишь на словах. В мае 1992 г. П. С. Грачев, только что; вступивший в должность министра обороны Российской Федерации, приказал командующему Северокавказским округом выделить 50% оружия, имевшегося на территории Чечни, Дудаеву. На деле в руках чеченского правителя оказалось около 90% находившегося там оружия. Политическое и военное руководство России тем самым благословляло милитаризацию Чечни, хотя ясно было, что она свои острием будет направлена против общероссийских интересов. Российские политики и военные не только не смогли полной мере оценить опасность строительства Чечней своей армии, законным путем пресечь этот процесс в самом начале, но фактически содействовали созданию предпосылок для возникновения опасного военного конфликта в рамках России.

К военным авантюрам российское руководство склонялось самим характером радикальных реформ, угодных 8-10% населения и враждебных подавляющему большинству населения, и, следовательно, нуждавшихся в силовом проталкивании. Утрата центральной властью уважения, доверия и морального авторитета все больше толкала ее к управлению посредством страха, внушаемого репрессиями силой.

С начала 1992 г. в действиях российских властей стала набирать силу милитаристская тенденция: применение силовых структур для разгона мирных шествий, демонстраций, митингов, массовых избиений праздничных колонн и т.п. После каждой силовой акции власть обзаводилась новыми охранительными организациями, «придворными» местными войсками, вооруженными современными средствами и щедро оплачиваемыми за счет тех, кого беспощадно избивали. Милитаризация режима вела к повышению роли военных в разрешении возникавших проблем. После расстрела российского парламента в октябре 1993 стало ясно, что военные превратились в главную силу в руках власти, затмившую все остальные государственные общественные институты. Власть все более становилась насильственной. Милитаризация структур власти, политики, ставка на военных логично привели к войне в Чечне.

Стремление московского режима к эффектному военному решению чеченской проблемы (к маленькой, но победоносной войне, которая бы упрочила положение кремлевских властителей) хорошо просматривается в действиях высших властных структур центра, особенно во второй половине 1994 г.: создание антидудаевской вооруженной оппозиции в Чечне (тайная передача оружия, направление на нее военных специалистов и т. п.), организация первого танкового штурма Грозного 26 ноября 1994 г., откровенный срыв миротворческой миссии Р. Хасбулатова, поддержанной почти 80% населения. В середине 1994 г. российским руководством был упущен шанс переговоров политического диалога, проведения референдума в Чечне, избрании правительства народного доверия, судебного разбирательства и т.д.

Вместе с тем подталкивали стороны к войне и субъективные факторы: амбициозность, силовое мышление, произвольное использование власти, стремление попасть «на скрижали Истории» и т. п.

Страницы: 1 2 


Другое по теме:

Ресурсы и виды власти
Ресурсы, процесс и виды власти: Ресурсы: Под ресурсами понимают всё то, что индивид или группа индивидов используют для влияния на других.1.- экономические ресурсы. 2.- Социальные ресурсы. 3.- Культурно-информационные. 4.- Принудительные ...

Основные этапы развития геополитики
Идеи, которые в наше время принято причислять к геопо­литическим, в тех или иных формах, по-видимому, воз­никли одновременно с феноменом государственной экс­пансии и имперского государства. В современном понимании они сформировались и пол ...

Политические нормы
Политические ценности и нормы являются важнейшими регулятивами политической деятельности. Нормы (от лат. norma — руководящее начало, правило, образец) в политике означают правила политического поведения, ожидания и стандарты, запреты и ре ...