Российский федерализм и региональная политика. Ассиметричный федерализм
Страница 2

Другая политика » Фактор асимметричного федерализма государственного регулирования территориального развития Российской Федерации » Российский федерализм и региональная политика. Ассиметричный федерализм

В этом смысле новая конституционная модель видится более прогрессивной по сравнению с предыдущей. Ее основные черты, на мой взгляд, выглядят следующим образом.

По Конституции 1993 г. Россия стала более централизованной Федерацией по сравнению с федеративным устройством, определяемым в Конституции (Основном Законе) РФ в редакции 1992 г. В новой модели устранены существенные элементы конфедеративных связей, закреплен принцип единого и неделимого суверенитета Российской Федерации (ст. 4). По сравнению с Федеративным договором сужен статус республик, которые теперь не называются «суверенными». В ведение Российской Федерации отнесены некоторые вопросы, относившиеся ранее к совместному ведению (в частности, правовое регулирование интеллектуальной собственности); ужесточен режим единого регулирования международных и внешнеэкономических связей, прав и свобод человека и гражданина, общегосударственных стандартов; более последовательно закреплен централизованный характер судебной системы.

Россия приблизилась в большей мере к канонам симметричного классического федеративного государства. Вместо трех версии правового статуса субъектов Федерации по Федеративному договору в действующей российской Конституции учрежден принцип равноправия субъектов Федерации. Конституционно закреплены единый для всех субъектов Федерации перечень предметов совместного ведения Федерации и ее субъектов (ст. 72), а также принцип остаточной компетенции субъектов Федерации (ст. 73), что означает в свою очередь расширение элементов нецентрализации и кооперативного федерализма. В то же время с учетом особенностей периода, в который принималась новая Конституция РФ, не удалось довести последовательно до конца многие прогрессивные идеи полноценной федерализации России. Об этом свидетельствует теперь уже более чем пятилетний период действия Конституции России 1993 г., обнаруживший ряд недостатков конституционного регулирования федеративных отношений как в содержательном плане, так и в технико-юридическом[14].

Противоречия, обнаруживаемые в Конституции имеют разную природу и разную цену. В связи с особенностями действующей Конституции РФ как документа политического компромисса в известной мере существует ряд концептуальных противоречий, содержащих источник перманентной конфликтности.

Одно из наиболее серьезных противоречий – это противоречие между принципом равноправия субъектов Российской Федерации и разной конституционно-правовой природой субъектов Федерации с вытекающими отсюда различиями в правовом статусе составных частей России.

Именно исторические традиции России недавнего прошлого породили феномен «матрешечных» субъектов Федерации, т.е. вхождение автономных округов в состав краев, областей, признанных в то же время по Конституции равноправными субъектами Федерации.

Другое серьезное противоречие концептуального характера - попытка соединить собственно национальный и территориальный факторы в государственном устройстве в том варианте, в котором он существует в настоящее время в России. Национальный фактор во многом является у нас "квазинациональным" не только потому, что лишь в четырех из 21 республики титульная нация составляет большинство населения, а в Еврейской автономной области - всего 4% евреев. Данная проблема нуждается в значительно более глубоком рассмотрении, так как связана с вопросом обеспечения действия главных принципов основ конституционного строя. С внедрением конституционных принципов равноправия граждан Российской Федерации, народовластия, а также равноправия субъектов РФ сущность организации новой федерации должна быть именно территориальной.

Существенной для федеративной государственности России является и противоречивость закрепления в Конституции правовых форм разграничения предметов ведения и полномочий (соотношение между ст. 4, 11, 15 и 76 Конституции РФ). Спор о том, что первично при разграничении предметов ведения и полномочий - договор или федеральный закон, приобрел достаточно затяжной характер. Именно эти разногласия в немалой степени мешали принятию Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации", работа над которым велась палатами Федерального Собрания РФ более трех лет. До сих пор конституции немалого числа республик в составе России определяют договор приоритетной формой правового регулирования по сравнению с Конституцией и федеральным законом (Татарстан, Башкортостан, Саха (Якутия), Ингушетия и ряд других)[15].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Другое по теме:

Украина в современном геополитическом контексте
За последние 20 лет геополитическая ситуация в мире кардинально изменилась: распался Советский Союз, произошли существенные перемены в бывших социалистических государствах Центральной и Восточной Европы, объединилась Германия. На междунар ...

Неожиданная война
Военно-полицейская операция по устранению криминального режима Дудаева, разоружению и задержанию бандитов неожиданно обернулась войной. Собственно, и война-то сложилась из неожиданностей. Неожиданностью для военно-политического руководств ...

Международный терроризм как инструмент глобального управления
Анализ политической обстановки, деятельности политиков и СМИ как в США, так и в других странах, показывает, что налицо попытка навязать мировому общественному мнению алгоритм поведения с задачей получить строго заданные реакции на террори ...