Конституционно-правовой статус Республики Алтай по конституции Российской Федерации 1993 года и конституции Республики Алтай 1997 года.
Страница 3

Другая политика » Республика Алтай - субъект Российской Федерации » Конституционно-правовой статус Республики Алтай по конституции Российской Федерации 1993 года и конституции Республики Алтай 1997 года.

В Республике Алтай до недавнего времени вопрос о суверенитете обсуждался довольно остро и послужил основанием для политических споров между законодательной и исполнительной ветвями власти. Как известно, принятая первая Конституция Республики Алтай провозгласила в статье 4 суверенитет как “естественное, необходимое и законное условие существования своей государственности, истории, культуры, традиций, призванных обеспечить мирную жизнь народов республики”. Статья 162 Конституции Республики Алтай определила, что “Республика Алтай имеет свои государственные символы: герб, флаг, гимн, выражающие суверенитет Республики Алтай…”. Указанные положения по запросу Правительства Республики Алтай от 30 февраля 2000 года стали предметом большого спора в Конституционном суде Российской Федерации[116]. Ссылаясь на положения Федеральной конституции, Правительство Республики Алтай высказывало свою позицию о том, что Российская Федерация не признает суверенитет ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации, не углубляясь в действительный смысл понятия “суверенитет”, который был заложен в Конституции Республики Алтай. Следовало бы согласиться с точкой зрения Д.И. Табаева, о том, что Республика Алтай не относит себя к “суверенному государству”, не устанавливает “государственный суверенитет”, предусматривает суверенитет не внешний, а только во внутренней жизни, как и было определено в статье 4 Конституции Республики Алтай. В изложенной редакции статьи 4 конституции суверенитет понимается как народный (ст. 19 Конституции Российской Федерации), как национальный (ст. 19 Конституции Российской Федерации), как демократическая ценность и носит на себе и социальный аспект[117]. Думается верной позиции придерживается и профессор кафедры конституционного права МГУ С.А. Авакьян. Он считает, что “суверенитет заложенный в Конституции Республики Алтай носит смысл гарантии алтайской государственности и внутренней самоидентификации алтайского народа, а не претензии на государственный суверенитет[118]”. Однако, несмотря на правоту высказываний защитников оспариваемых положений о суверенитете, Постановлением Конституционного суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” от 07 июня 2000 года положения Конституции Республики Алтай о суверенитете наряду с некоторыми другими были признаны несоответствующими Конституции Российской Федерации[119]. Конституционный Суд подошел к этому вопросу с формально-юридической точки зрения, упустив действительный смысл, который был заложен в положения о суверенитете и обосновывал свою позицию тем, что Суверенитет, предполагающий верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти и государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, то есть суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации. Итак, думается, что Конституционный суд Российской Федерации при решении вопроса о суверенитете следовал жесткой линии федеральной политики, направленной на укрепление вертикали власти. О профессионализме судей Конституционного Суда говорить не приходиться, поскольку все они высококвалифицированные юристы, имеющие высокие ученые степени. Ошибка Конституционного Суда по мнению Д.И. Табаева состоит в том, что “он взял за основу только один из принципов суверенитета – его неделимость, и все толкования построил на этом[120]”.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Другое по теме:

Некоторые тенденции в эволюции партий.
В 80-90-х годах ХХ века отчетливо обозначились такие тенденции в развитии общества, как падение влияния многих традиционных партий, в том числе коммунистических, усиление в некоторых из них центробежных процессов: происходит самоликвидаци ...

Происхождение и сущность политических партий
Само вовлечение в политическую жизнь более или менее широких слоёв населения создало принципиально новую ситуацию. При принятии и реализации политических решений надо учитывать интересы и мнения избирателей и формировать их. Эти мнения и ...

Освещение в западных СМИ возможного вступления в НАТО Украины и Грузии
Можно сказать, что расширение НАТО на восток было ошибкой с самого начала. Оно было ошибкой с точки зрения геополитики, что отмечали такие авторитеты американской внешней политики, как покойный Джордж Кеннан[1]. Ошибкой это было и с морал ...