Политика как призвание и профессия
Страница 7

Другая политика » Политика как призвание и профессия

Превращение политики в “предприятие”, которому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной партийной системой, обусловило разделение общественных функционеров на две категории, разделенные отнюдь не жестко, но достаточно четко: с одной стороны, чиновники-специалисты (Fachbeamte), с другой - “политические” чиновники. “Политические” чиновники в собственном смысле слова, как [c.660] правило, внешне характеризуются тем, что в любой момент могут быть произвольно перемещены и уволены или же “направлены в распоряжение”, как французские префекты или подобные им чиновники в других странах, что составляет самую резкую противоположность “независимости” чиновников с функциями судей. В Англии к категории “политических” чиновников относятся те чиновники, которые по укоренившейся традиции покидают свои посты при смене парламентского большинства и, следовательно, кабинета. Обычно с этим должны считаться те чиновники, в компетенцию которых входит общее “внутреннее управление”, а составной частью “политической” деятельности здесь в первую очередь является задача сохранения “порядка” в стране, то есть существующих отношений господства. В Пруссии эти чиновники, согласно указу Путкамера6, должны были под угрозой строгого взыскания “представлять политику правительства” и, равно как и префекты во Франции, использовались в качестве официального аппарата для влияния на исход выборов. Правда, большинство “политических” чиновников, согласно немецкой системе, - в противоположность другим странам - равны по качеству всем остальным, так как получение этих постов тоже связано с университетским обучением, специальными экзаменами и определенной подготовительной службой. Этот специфический признак современного чиновника-специалиста отсутствует у нас только у глав политического аппарата - министров. Уже при старом режиме можно было стать министром культуры Пруссии, ни разу даже не посетив никакого высшего учебного заведения, в то время как в принципе стать советником-докладчиком можно было лишь по результатам предписанных экзаменов. Само собой разумеется, профессионально обученный ответственный референт и советник-докладчик был, например в министерстве образования Пруссии при Альтхоффе7, гораздо более информирован, чем его шеф, относительно подлинных технических проблем дела, которым он занимался. Аналогично обстояли дела в Англии. Таким образом, чиновник-специалист и в отношении всех обыденных потребностей оказывался самым могущественным. И это тоже само по себе не выглядело нелепым. Министр же был именно репрезентантом политической констелляции власти, должен был выступать представителем ее политических масштабов и применять эти [c.661] масштабы для оценки предложении подчиненных ему чиновников-специалистов или же выдавать им соответствующие директивы политического рода.

То же самое происходит и на частном хозяйственном предприятии: подлинный “суверен”, собрание акционеров, настолько же лишен влияния в руководстве предприятием, как и управляемый чиновниками-специалистами “народ”, а лица, определяющие политику предприятия, подчиненный банкам “наблюдательный совет” дают только хозяйственные директивы и отбирают лиц для управления, будучи неспособными, однако, самостоятельно осуществлять техническое руководство предприятием. В этом отношении и нынешняя структура революционного государства, дающего абсолютным дилетантам в силу наличия у них пулеметов власть в руки и намеревающегося использовать профессионально вышколенных чиновников лишь в качестве исполнителей, - такое государство вовсе не представляет собой принципиального новшества. Трудности нынешней системы состоят совсем не в этом, но они не должны нас сейчас занимать.

Мы скорее зададим вопрос о типическом своеобразии профессионального политика, как “вождя”, так и его свиты. Оно неоднократно менялось и также весьма различно и сегодня.

Как мы видели, в прошлом “профессиональные политики” появились в ходе борьбы князей с сословиями на службе у первых. Рассмотрим вкратце их основные типы.

В борьбе против сословий князь опирался на политически пригодные слои несословного характера. К ним прежде всего относились в Передней Индии и Индокитае, в буддистском Китае и Японии и ламаистской Монголии - точно так же, как и в христианских регионах средневековья,- клирики. Данное обстоятельство имело технические основания, ибо клирики были сведущи в письме. Повсюду происходит импорт брахманов, буддистских проповедников, лам и использование епископов и священников в качестве политических советников с тем, чтобы получить сведущие в письме управленческие силы, которые могут пригодиться в борьбе императора, или князя, или хана против аристократии. Клирик, в особенности клирик, соблюдающий целибат, находился вне суеты нормальных политических и экономических интересов и не испытывал искушения домогаться для своих потомков собственной политической власти в [c.662] противовес своему господину, как это было свойственно вассалу. Он был “отделен” от средств предприятия государева управления своими сословными качествами.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Другое по теме:

Семилетняя война (1756 – 1763гг.)
Россия приняла активное участие в Семилетней войне с Пруссией (1756 – 1763гг.). Усилившаяся Пруссия при Фридрихе II оказывала возрастающее давление на своих соседей, стремясь к территориальным захватам. Возникла угроза интересам России. П ...

Определение и классификации этнических конфликтов
Межгрупповые отношения состоят из неразрывной связи конфликтов и сотрудничества, но главные проблемы для любого общества вносятся многочисленными конфликтами. Когда мы говорим – межгрупповые конфликты, на ум приходят революции, религиозна ...

Технология организации выборов
Избирательные кампании разного уровня и масштаба сильно различаются по сценарию, стратегии, технологиям проведения. Организация выборной кампании условно включает три стадии: предварительная, основная и заключительная. Предварительная с ...