Таким образом, антикризисная стратегия НАТО не сводится только к операциям по поддержанию мира. Она предполагает миротворчество лишь на посткризисном этапе, тогда как объектом, а иногда и частью собственно «антикризисных» действий является вооруженный конфликт, на рубеже веков преимущественно носящий характер интернационализированной гражданской войны усредненной (низко-средней) интенсивности. Исходя из этого, ясно, что сотрудничество с НАТО возможно для России лишь на уровне операций по поддержанию мира. В этом смысле события на Балканах весны-лета 1999 г. и весны 2004 года существенно прояснили картину.

Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что Россия, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, будет вынуждена сталкиваться с кризисами и конфликтами, в том числе вооруженными, на своей периферии. В этих условиях роль внешних сил и факторов приобретает особое значение, а расширение сферы влияния такого мощного военно-политического блока, как НАТО, на регионы, представляющие для России важный стратегический интерес - прежде всего на страны СНГ - рассматривается как угроза российской безопасности, учитывая общую нацеленность Североатлантического альянса на военно-силовое решение проблем обеспечения стабильности в Евроатлантическом регионе и на его периферии.

В целом, косовский кризис показал, что, несмотря на свою очевидную экономическую и относительную военно-политическую слабость, Россия еще имеет существенное значение как фактор мировой и особенно европейской безопасности и стабильности и при определенных условиях способна не только быть весьма полезной Западу в решении его собственных стратегических задач, но и служить серьезным препятствием в их осуществлении - в том числе и прежде всего в сфере «кризисного реагирования» - и, что еще важнее, «конструктивно балансировать» неадекватные или откровенно агрессивные действия НАТО в Европе. Таким образом, особая роль России в прекращении войны НАТО против Югославии продемонстрировала не только потенциальные опасности, но и преимущества, которые, с точки зрения обеспечения безопасности в Европе, дает присутствие на континенте достаточно мощной в военно-политическом отношении державы, не являющейся при этом членом НАТО.

[1] См.: Christman D.W. NATO's Military Future // Joint Forces Quarterly. - 1996. - Spring. - P. 78.

[2] Cм.: заявление министра обороны Павла Грачева в штаб-квартире НАТО (29 ноября 1995 г.): Россия будет участвовать в миротворческой операции в Боснии . // Красная звезда. - 1995. - 30 нояб.

[3] Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности ме-жду Организацией Североатлантического Договора и Российской Федерацией. // Российская газ. - 1997. - 28 мая. - Раздел I. «Принципы».

[4] Лабецкая Е. Косовский бикфордов шнур //Время новостей № 46 19 марта 2004 г.


Другое по теме:

Лидерство. Политическое лидерство
Понятие лидерства широко распространено в социологии, политологии, психологии и ряде других наук о человеке и обществе. Этому феномену посвящены обширные теоретические и эмпирические исследования. Изучение лидерства имеет непосредственную ...

Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве
Если внимательно проанализировать развитие событий, связанных с этнополитическими конфликтами в Советском Союзе, а затем и в России, то не трудно заметить, что межнациональные конфликты, развивающиеся в весьма разнообразных формах и проте ...

Правительство Д. Торо (июнь 1936 г. - июль 1937 г.).
Сразу же после прихода во дворец Кемадо, резиденцию президента страны, военные стали развивать идеи перестройки всего общества на принципиально новых основах. В первую очередь предстояло решить серьезные экономические проблемы, доставшиес ...