Таким образом, антикризисная стратегия НАТО не сводится только к операциям по поддержанию мира. Она предполагает миротворчество лишь на посткризисном этапе, тогда как объектом, а иногда и частью собственно «антикризисных» действий является вооруженный конфликт, на рубеже веков преимущественно носящий характер интернационализированной гражданской войны усредненной (низко-средней) интенсивности. Исходя из этого, ясно, что сотрудничество с НАТО возможно для России лишь на уровне операций по поддержанию мира. В этом смысле события на Балканах весны-лета 1999 г. и весны 2004 года существенно прояснили картину.

Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что Россия, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, будет вынуждена сталкиваться с кризисами и конфликтами, в том числе вооруженными, на своей периферии. В этих условиях роль внешних сил и факторов приобретает особое значение, а расширение сферы влияния такого мощного военно-политического блока, как НАТО, на регионы, представляющие для России важный стратегический интерес - прежде всего на страны СНГ - рассматривается как угроза российской безопасности, учитывая общую нацеленность Североатлантического альянса на военно-силовое решение проблем обеспечения стабильности в Евроатлантическом регионе и на его периферии.

В целом, косовский кризис показал, что, несмотря на свою очевидную экономическую и относительную военно-политическую слабость, Россия еще имеет существенное значение как фактор мировой и особенно европейской безопасности и стабильности и при определенных условиях способна не только быть весьма полезной Западу в решении его собственных стратегических задач, но и служить серьезным препятствием в их осуществлении - в том числе и прежде всего в сфере «кризисного реагирования» - и, что еще важнее, «конструктивно балансировать» неадекватные или откровенно агрессивные действия НАТО в Европе. Таким образом, особая роль России в прекращении войны НАТО против Югославии продемонстрировала не только потенциальные опасности, но и преимущества, которые, с точки зрения обеспечения безопасности в Европе, дает присутствие на континенте достаточно мощной в военно-политическом отношении державы, не являющейся при этом членом НАТО.

[1] См.: Christman D.W. NATO's Military Future // Joint Forces Quarterly. - 1996. - Spring. - P. 78.

[2] Cм.: заявление министра обороны Павла Грачева в штаб-квартире НАТО (29 ноября 1995 г.): Россия будет участвовать в миротворческой операции в Боснии . // Красная звезда. - 1995. - 30 нояб.

[3] Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности ме-жду Организацией Североатлантического Договора и Российской Федерацией. // Российская газ. - 1997. - 28 мая. - Раздел I. «Принципы».

[4] Лабецкая Е. Косовский бикфордов шнур //Время новостей № 46 19 марта 2004 г.


Другое по теме:

Политическая идеология и психология. Их основные элементы, функции и особенности формирования
Наиболее влиятельными формами политического сознания являются политическая идеология и политическая психология. Политическая идеология как ориентированный на практическую реализацию комплекс идей, система взглядов на власть, государстве ...

Институты непосредственной демократии
Формы (институты) непосредственной демократии разнообразны. Среди них можно выделить те формы и институты прямой демократии, посредством которых граждане самостоятельно решают вопросы государственной и местной жизни, принимая окончательн ...

Генерал Салан
Командующий французскими войсками в Алжире генерал Салан выступил на митинге мятежников и провозгласил: «Да здравствует французский Алжир! Да здравствует де Голль!» Узнав о выступлении Салана, де Голль, которому шел 68 год и который уже н ...