Открытая фаза
Страница 6

Другая политика » Карибский кризис » Открытая фаза

Когда Я читал Ваше письмо, то пришел к выводу, что ключевые элементы Ваших предложений, которые, по-видимому, в целом приемлемы, насколько я их понял, заключаются в следующем:

· Вы согласны устранить эти виды оружия с Кубы под надлежащим наблюдением и надзором Организации Объединенных Наций и принять обязательство, при надлежащих гарантиях, прекратить доставку этих видов оружия на Кубу.

· Мы, с нашей стороны, согласимся - при достижении через Организацию Объединенных Наций соответствующей договоренности для гарантии выполнения и сохранения в силе этих обязательств, быстро отменить меры карантина, применяющиеся в настоящий момент, и дать заверение об отказе от вторжения на Кубу. Я уверен, что другие страны западного полушария будут готовы поступить подобным же образом. После этих двух посланий конфликт начал спадать.

В заключение раздела изложим точку зрения на события, повлиявшие на успешное разрешение Карибского кризиса, которой придерживаются ряд историков и публицистов, считающие, что достижению договоренностей между СССР и США способствовали резидент советской разведки в Вашингтоне Александр Феклисов (Фомин) и внешнеполитический обозреватель телекомпании «Эй-би-си» Джон Скали, вхожий в семью Кеннеди.

«21 октября Феклисов, который стал Фоминым, направил в Центр телеграмму о чрезвычайном заседании в администрации Кеннеди. На другой день в своем обращении к народу американский президент объявил об угрозе безопасности США, а Хрущев направил ему послание, в котором морская блокада Кубы расценивалась как «беспрецедентные агрессивные действия».

После того как все узнали об этом советском послании, внешнеполитический обозреватель телекомпании «Эй-би-си» Джон Скали совершенно неожиданно пригласил Фомина на завтрак. Скали был вхож в семейство Кеннеди, хорошо знал и госсекретаря США Дина Раска. Встретились в самом центре Вашингтона, в ресторане «Оксидентал». И Скали тут же стал обвинять Хрущева во всех смертных грехах:

– Он что, считает Кеннеди молодым и неопытным политиком?– возмущался Скали.– Глубоко заблуждается, и скоро вы в этом убедитесь! Пентагон уже заверил президента, что в случае его согласия военное ведомство в сорок восемь часов покончит с советскими ракетами и режимом Фиделя Кастро.

Тут уже не выдержал Фомин:

– Наше руководство считает Кеннеди способным и дальновидным государственным деятелем. Он разумный человек и остановит генералов. < .> Прольется много крови, и США понесут чувствительные потери. < .> Советский Союз может нанести ответный удар по уязвимому месту в другом районе мира, имеющему важное военно-политическое значение для Вашингтона.

– Думаешь, это будет Западный Берлин? — растерянно спросил Скали.

– Вполне возможно.

Встретившиеся в вашингтонском ресторане вряд ли думали, что станут посредниками глобального урегулирования. Просто надеялись, что руководители не допустят бойни. На том и расстались. Фомин пошел докладывать содержание беседы послу, а Скали отправился в Белый дом .

«Никто меня не уполномочивал говорить о возможном захвате Западного Берлина как ответной мере СССР на вторжение американцев на Кубу,– вспоминал в своей книге Фомин.– Я действовал на собственный страх и риск. <…> Теперь мне совершенно ясно: да, я рисковал, но не ошибся. Чего я не ожидал, так это того, что мои слова будут быстро доведены до сведения хозяина Белого дома и что через два-три часа Кеннеди передаст через Скали компромиссное предложение».

Когда в советском посольстве Фомин докладывал о беседе, его срочно вызвали к телефону. На проводе был Скали. Он попросил немедленно встретиться с ним. Через десять минут уже сидели в кафе отеля «Статлер». И Скали заявил, что по поручению «высочайшей власти» он передает следующее условие решения карибского кризиса: СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН, США снимают блокаду и публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу. Фомин пообещал срочно довести это до сведения Москвы.

Но срочно не получилось. Все уперлось в бюрократию. Министерство иностранных дел не уполномочивало посольство вести такие переговоры. И хотя Фомин мигом составил подробную телеграмму о двух состоявшихся встречах, посол Добрынин три часа изучал написанное, а затем вызвал Фомина и сказал, что не может ничего послать. Пришлось подписать телеграмму самому и передавать ее шифровальщику для отправки по каналу резидентуры начальнику разведки КГБ генерал-лейтенанту Сахаровскому.

Время шло. И Фомину пришла депеша из Центра. Сообщение там получили, но просили прислать телеграмму по мидовскому каналу за подписью посла.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Другое по теме:

Политическая концепция К. Уолца
К началу XXI века, после достижения определенной стабильности в международных отношениях в отношениях, прежде всего, между бывшими сверхдержавами, интерес к «силовой политике» в теоретическом смысле этого понятия стал возрастать – причино ...

Государственная система организации средств массовой информации на примере Франции
Основные расходы на организацию СМИ во Франции берет на себя государство. Установление подобной модели происходило во времена президентства Ш. де Голля и Ж. Помпиду. Обосновывалась она теоретическим доводом, что в многопартийной, плюралис ...

Новая внешнеполитическая стратегическая концепция НАТО
Совокупность вышеизложенных концептуальных разработок и оперативно-тактических нововведений составила основу современной антикризисной стратегии НАТО, которая продолжает динамично развиваться. Ее нынешнее состояние зафиксировано в новой С ...