Политическая харизма - версии и проблемы
Страница 6

Другая политика » Политическая харизма - версии и проблемы

Как правило, в данной парадигме харизматическое качество приписывается политическим лидерам в явной ex post facto манере и уже на основе этого предпринимаются попытки облечь данные исследования в теоретическую форму. Под харизматическими лидерами обычно подразумеваются влиятельные и успешные политики (например, осуществившие стремительный электоральный взлет или занимающие первые строчки в рейтингах основных политических деятелей государства). Подчеркивается способность харизматических лидеров вызывать доверие, восприниматься экстраординарными, наделенными особой миссией, способностью к проведению радикальных трансформаций.

Различные "героико-мессианские" теории харизматического лидерства весьма популярны в российской социологии. Не в последнюю очередь этому способствуют процессы модернизации, происходящие на постсоветском пространстве. В российском научном дискурсе (а более всего - в публицистике) распространено представление о возможности "истинных" харизматиков в современной политике. Истинных и в плане их действительного, реального (а не созданного и видимого) обладания особым даром, истинных и в том смысле, что они "духовны", "непатологичны", что их функция - "придать новый импульс дальнейшему развитию общества", "стать общенациональным символом веры людей в свои возможности" (А. Кочетков). Сторонники подобных взглядов выражают вполне конкретные надежды на приход настоящего харизматического лидера, способного "одним махом" решить извечные российские проблемы, построить сильное национальное государство, выразить национальную идею и пр. Стоит также заметить, что "мессианская" составляющая харизматического лидерства рассматривается в данном подходе как понятиеобразующая характеристика (см., в частности, упомянутую статью Р. Итвела, где утверждается, что харизматического лидера отличает "чувство миссии радикального политического изменения и/или особого предназначения спасти нацию").

Критики "трансформационных" теорий предлагают рассматривать "мессианство" не как необходимое, а как возможное измерение харизмы, поскольку в противном случае игнорируется ее способность выступать консервирующей, стабилизирующей силой социальной системы. Вывод о неприменимости и сложности использования понятия "харизма" для обычных, "некризисных" ситуаций в отличие от периодов глобальных социальных катаклизмов подвергается сомнению. По мнению Э. Шилза, этот вывод неявно подразумевает, что порядок есть нечто "раз и навсегда данное", тогда как поиск значений присутствует во всех стабильных социальных ситуациях [13]. Предполагается, что во всех обществах люди нуждаются в неких концепциях социального мира, в установлении порядка по отношению к ряду жизненно важных ценностей, среди которых - место человека в мире, рождение, смерть, брак, основные идеи справедливости и пр. Харизматическая склонность рассматривается как "функция потребности в порядке", т.е. харизма прикрепляется к тем индивидам и институтам, которые удовлетворяют потребность в порядке или обещают это сделать. Следовательно, харизма не только прерывает социальный порядок, но также его поддерживает и сохраняет. Шилз полагает, что помимо "интенсивной", "концентрированной" харизмы не меньший интерес представляет харизма "ослабленная", "дисперсная".

Иными словами, предлагается расширительная, плюралистическая концепция харизмы, сторонники которой стремятся к уменьшению разрыва между представлениями о харизме как экстраординарном событии и рутинной повседневности. Теоретики этого подхода (Кл. Гиртц, Ш. Эйзенштадт, У. Мёрфи) придают большое значение символическим аспектам политики и культурной сфере в целом, что выводит на проблематику и исследовательские методы наук о культуре, в частности, культурологии, социальной и культурной антропологии. При данном подходе харизма предстает «качеством, которое приписывается индивидам, действиям, институтам, символам и материальным объектам по причине их предполагаемой связи с "ультимативными", "фундаментальными", "витальными", обуславливающими порядок силами» [14]. В итоге она рассматривается как необходимая характеристика любого типа господства, а именно как "ультимативный источник господства", поскольку она обеспечивает веру в прямую или косвенную связь земной власти с высшей "легитимирующей властью", которой может считаться "воля Бога", "завет" основателей династии, "естественное право" и т.д. Именно эта связь с "высшей" сферой делает обладателя харизмы экстраординарным, а также обусловливает по отношению к нему характерные чувства — страх, трепет, уважение, благоговение и пр.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Другое по теме:

Борьба крестьян
В конце мая вступили в борьбу крестьяне. Они устраивали митинги и демонстрации, перегораживали дороги, чтобы привлечь внимание к своим нуждам. В основном рабочие и крестьяне выдвигали экономические требования. Они добивались повышения за ...

Централизация сухопутная и морская
Геополитик, специалист по Англии Питер Ричард Роуден совершенно справедливо отмечает, что англичане никогда не говорят о геополитике, а всегда о стратегии или жизненно важных интересах. Геополитика предполагает сухопутную централизацию, ц ...

Группы давления и группы интересов
Во все времена типичная черта любого общества – это объединения людей с общими взглядами на природу, искусство, быт и общество в целом. С развитием политической культуры населения, демократии, гражданского общества социальные движения ст ...