Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве
Страница 1

Другая политика » Этносоциальные аспекты политических конфликтов в постсоветской России - некоторые вопросы теории и практики » Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве

Если внимательно проанализировать развитие событий, связанных с этнополитическими конфликтами в Советском Союзе, а затем и в России, то не трудно заметить, что межнациональные конфликты, развивающиеся в весьма разнообразных формах и протекающие с различной степенью интенсивности, оказались одной из наиболее важных осей этого развития.

Необходимость аналитического подхода к таким конфликтам определяется прежде всего тем, что они оказались полной неожиданностью как для политиков, так и для теоретиков национального вопроса. В то время никто из ученых ни внутри страны, ни за рубежом не предполагал распада Советского Союза в результате конфликта между Центром и республиками. Советский союз представлялся прочным историческим образованием как его сторонникам, так и противникам[36].

Межнациональные конфликты, получившие распространение на территории Советского Союза, протекали в трех основных формах.

Первая форма, с которой столкнулось общество, - стихийные конфликты, вспыхнувшие в разных местах страны: Алма-Ате, Нагорном Карабахе, Сумгаити, Новом Узене; массовое изгнание азербайджанцев из Армении и армян из Азербайджана. Эти конфликты были стихийными столкновениями массового характера, в которых с полной определенностью проявились чувства и эмоции этнической и национальной неприязни, враждебности и ненависти. Одновременно в них немалую роль играли чувства этнической солидарности. Они сопровождались насильственными действиями: нападениями на беззащитных людей, виновных лишь в том, что они принадлежат к определенной национально-этнической группе, их избиениями и убийствами, изгнанием из мест их проживания, разрушением их жилищ и т.п.

Вторая форма конфликтов как бы вырастала из первой. Затянувшиеся насильственные столкновения во многих случаях приобретали организованный характер. Из общей массы населения, задействованной в исходном эпизоде, выделялись боевики, т.е. группы добровольцев, преимущественно молодежи или мужчин в зрелом возрасте, объединявшие в вооруженные отряды, посвящавшие себя сознательно и намеренно борьбе за "национальное дело", "восстановлению попранной справедливости", отмщению за жертвы столкновений, защите интересов своих сограждан. Именно так карабахский конфликт превратился в длительную войну между Азербайджаном и Арменией. В таком же направлении развивались и события в Приднестровье, а затем и в Чечне. Конфликт приобретал новый статус, когда в действия включались регулярные войска то ли с целью подавить возмущение толпы, то ли с задачей прекращения насильственных действий, то ли в качестве особой силы, выступающей на справедливой стороне конфликта. При этом организованная военная сила государства, как показал опыт, наносила не меньший ущерб, чем тот, который был причинен на протяжении исходной фазы конфликта. Так обстояло дело в Тбилиси, Баку и Грозном.

Наконец третья форма межнациональных конфликтов была связана с нарастанием межнациональной напряженности, возбуждением национальных чувств при недопущении стихийных насильственных действий. События развивались на основе демократического волеизъявления народа в форме митингов, демонстраций, акций протеста, голосований, избрания в законодательные органы, принятия соответствующих актов и законов в рамках ненасильственных действий. В основном именно так развивались события в Прибалтике.

Общее для всех трех форм было то, что пружиной поступков людей и массовых действий было чувство национального единения, согласие с идей ущемления национальных прав и глубокое переживание этой идеи, ощущение угрозы со стороны некоторой внешней или внутренней силы, противостоящей данной этнической или национальной группе. Чувства национального единения и противостояния оказались настолько мощными, что превратились в движущую силу конфликтов.

Чувство национальной солидарности проявилось внезапно и неожиданно. Неожиданность же объясняется прежде всего тем, что официальная доктрина межнациональных отношений в советском обществе строилась на идеях интернационализма и дружбы народов. Однако развитие событий показало, что под прикрытием идей и чувств, выявившихся с полной силой в условиях свободы слова, гласности и демократизации, формировалась идеологическая почва для будущих конфликтов. Межнациональные конфликты со всей отчетливостью выявили реальность и силу национализмов различного рода и национально-этнический движений.

Под национализмом имеется в виду комплекс идей и чувств, сконцентрированных на задачах защиты своей национально-этнической группы, основанных на реальной или воображаемой угрозе соответствующей группе. Важнейшим элементом национализма является обеспечение этнонациональной солидарности, которая, как правило, исходит из противостояния иной или иным национально-этническим группам[37].

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Основные черты тоталитарного общества
Дж. Оруэлл по этому поводу писал: «тоталитаризм посягнул на свободу личности так, как никогда прежде не могли и вообразить. Важно отдавать себе отчёт в том, что его контроль над мыслью преследует цели не только запретительные, но и констр ...

Имидж политического лидера
Одной из важных составляющих эффективности воздействия на аудиторию, является имидж политика, его формирование, поддерживание и продвижение. Построение удачного имиджа политического лидера главным образом зависит от следующих условий: от ...

Сущность и характерные особенности политического лидера
История изучения политического лидерства представляет собой пример обширного многообразия подходов. Одни исследователи определяют политическое лидерство - как "влияние", другие - как "управление", третьи - как "пр ...