Основные типы политического лидерства
Страница 1

Другая политика » Политическое лидерство » Основные типы политического лидерства

Одну из первых классификаций политических лидеров предложил М. Вебер. В ее основу он положил тип легитимности власти лидера[3].

Традиционный лидер основывает свою власть на вере в святость традиций и передает ее по наследству. Такой была власть старейшин, вождей и монархов.

Бюрократический лидер основывает свою власть на законности формальных правил и процедур избрания руководителей трех ветвей власти при республиканской системе правления. Этот тип лидерства сложился в индустриальном обществе после буржуазных революций, открывших эпоху конституционной демократии.

Харизматический лидер внушает свою власть массам благодаря исключительным личным волевым качествам. Так осуществляется «партийный вождизм», когда партийный вождь (демагог) господствует в силу преданности и доверия политических приверженцев своей личности как таковой.

Совсем иную концепцию политического лидерства оставил в истории политической мысли Н. Макиавелли. С его точки зрения, политический лидер не должен следовать заповедям морали, т.е. он может «отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности»[4]. Для осуществления своего господства лидер вправе использовать любые средства: «по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла». Убийства из-за угла, интриги, заговоры, отравления и другие коварные средства он рекомендовал широко использовать в деле завоевания и удержания власти. Именно поэтому имя Н. Макиавелли стало в политике синонимом политического коварства и аморализма. Когда говорят о макиавеллизме в политике, имеют в виду именно низкие нравственные качества политических лидеров.

Н. Макиавелли делил политических лидеров на львов и лис, Львы храбры и бесстрашны, но они могут вовремя не заметить опасности. Поэтому в политике больше преуспевают лисы: изрядные обманщики и лицемеры. Они являются в глазах людей сострадательными, верными слову, милостивыми, искренними, благочестивыми, но внутренне сохраняют способность проявлять прямо противоположные качества, если это необходимо.

Н. Макиавелли писал: «Итак, из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков. Тот, кто всегда подобен льву, может не заметить капкана. Из чего следует, что разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание. Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же. А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется. Примеров тому множество: сколько мирных договоров, сколько соглашений не вступило в силу или пошло прахом из-за того, что государи нарушали свое слово, и всегда в выигрыше оказывался тот, кто имел лисью натуру. Однако натуру эту надо еще уметь прикрыть, надо быть изрядным обманщиком и лицемером, люди же так простодушны и так поглощены ближайшими нуждами, что обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить»[5]

.Надо являться в глазах людей сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым — и быть таковым, в самом деле, но внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо[6].

В конце XIX в. немецкий философ Ф. Ницше, во многом следуя традициям макиавеллизма, создал концепцию сверхчеловека — «великого человека толпы», способного управлять людьми, используя самые низменные человеческие страсти и пороки. Неудивительно, что во время Второй мировой войны фашистские лидеры стремились опереться на философию Ф. Ницше для оправдания бесчеловечной политики «третьего рейха»[7].

Ницше был убежден в том, что в каждом человеке, прежде всего, гнездится колоссальный эгоизм, который с величайшей легкостью перескакивает границы права, о чем в мелочах свидетельствует обыденная жизнь, а в крупном масштабе — каждая страница истории. По его мнению, в основе общепризнанной необходимости столь тщательно оберегаемого европейского равновесия лежит осознание того факта, что человек есть хищное животное, наверняка бросающееся на слабейшего, который ему подвернется. Но к безграничному эгоизму человеческой натуры еще присоединяется в той или иной степени существующий в каждом человеке запас ненависти, гнева, зависти, желчи и злости, накопляясь, как яд в отверстии змеиного зуба, и ожидая только случая вырваться на простор, чтобы потом свирепствовать и неистовствовать, подобно сорвавшемуся с цепи демону.

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Россия в мировом сообществе
После распада СССР и Варшавского Договора в мире сложилась новая геополитическая ситуация, для которой характерны: 1 изменение соотношения сил после роспуска Варшавского Договора в пользу НАТО. Его границы в недалекой перспективе достигн ...

"Неделя баррикад"
В январе 1960 г., в ответ на отзыв из Алжира одного из главарей ультраколониалистов, генерала Массю, они устроили мятеж, известный под названием «неделя баррикад». Уверяя, что де Голль хочет «продать Алжир, как он продал Черную Африку», у ...

Историческое развитие течений западников и славянофилов. Развитие России в 19 веке, предпосылки и условия возникновения течений западников и славянофилов
Общественно-политическая история России первой половины XIX в. представляет собой широкую сферу для научного изучения. Пути эволюции страны, борьба различных социальных сил за новый государственный строй, судьбы крестьянства — все эти про ...