Статистика 30-х годов в структуре государственной власти СССР
Страница 1

Другая политика » Статистика 30-х годов в структуре государственной власти СССР

Усиленная политика огосударствления, проводившаяся с начала 30-х гг., отразилась и на статистике. Об этом стоит поговорить особо, поскольку известно, что статистические показатели отражают реальные процессы, протекающие в экономической и социально-политической жизни страны и охватывающие также духовную сторону развития общества. Учитывая это обстоятельство, правительство с начала 30-х гг., изыскивало способы поставить статистику под строгий государственный контроль, интегрировать ее в командно-административную систему. Отсюда история статистики 30-х связана с постоянной централизацией ее организации, унификацией и схематизацией ее программ и показателей. В 20-е гг. статистика в России была относительно самостоятельной и весьма разнообразной. Это была и статистика центральных статистических учреждений, и ведомственная статистика, и фабрично-заводская, и отраслевая. В те годы сохранялась даже моральная статистика. В области статистики работали такие квалифицированные специалисты, связанные в прошлом с земской статистикой, как В.Г.Михайловский, С.А.Новосельский, О.А.Квиткин и другие.

Разрабатывалось большое количество самых разнообразных показателей для статистических обследований. Они часто не стыковались друг с другом и не согласовывались. Однако отсутствие унификации имело свои плюсы, так как нередко оказывалось, что именно «непричесанные» показатели были более важными, нежели те, которые поддавались сопоставлению. Кроме того, они позволяли уловить противоречивый характер развивающихся процессов, изучить явления глубже и разностороннее. Характерно и разнообразие проводившихся в 20-е гг. статистических обследований: переписи - всеобщие (в 1920 и 1926 гг.), сельскохозяйственная (в 1920 г.), городская (в 1923 г.), промышленная (в 1923 г.), профсоюзная и другие, систематические обследования, гнездовые выборочные сельскохозяйственные опросы, периодические переписи скота и т.д. Текущая статистика велась отделами ЗАГС и сельсоветами. У всей этой статистики были общие черты: самостоятельность и относительная независимость. Это особенно видно, если изучать историю разработки программ переписей 1920-х гг. Они разрабатывались специалистами ЦСУ и созданных для этих целей бюро переписей. Правительство, хотя и интересовалось ходом подготовки к проведению переписи, но не вмешивалось, не директировало и не контролировало каждый шаг. Сама программа переписи складывалась в ходе свободной творческой дискуссии специалистов, о чем свидетельствуют протоколы заседания переписных комиссий.

Публикации были обширными и открытыми, данные давались в абсолютных цифрах, не было принято объединение показателей по разным отраслям или различным категориям населения, как это начало практиковаться позднее, чаще всего для того, чтобы скрыть неблагополучные сведения, собранные переписью или обследованием.

На рубеже 30-х гг. начинает меняться режим работы статистических органов. Это выражается прежде всего в непосредственном включении их в государственный аппарат и в подчинении их всем его законам. Еще в 1930 г. ЦСУ стало частью Госплана СССР. В 1931 г. ЦСУ преобразовывается в ЦУНХУ (Центральное управление народно-хозяйственного учета). Эта трансформация таила глубинный замысел, имевший самые отрицательные последствия для статистики. В самом деле, согласно этому преобразованию административного порядка были соединены воедино учреждение, вырабатывающее план и прогноз, и орган, собирающий информацию по выполнению этого плана, по результатам и последствиям социально-экономического прогнозирования. Уже в самом соединении этих двух структур была заложена возможность получения и выдачи скорректированной информации. Эта возможность была тем более реальной, что ЦУНХУ заняло подчиненное положение по отношению к руководству Госплана. Например, выяснилось, что ЦУНХУ с начала 30-х гг. вело двойную статистику: одну для себя (она близка была к действительности), а другую для подачи «наверх», вплоть до высших структур власти. Например, велся двойной счет численности населения СССР в 30-х гг. Один из них (для себя) учитывал потери населения в результате голода начала 30-х гг., массовых переселений раскулаченных, нарастающих репрессий, а другой - строился на якобы постоянно «увеличивавшемся» приросте населения. Эти прогнозируемые данные фигурировали на съездах партии, официальных справочниках, попали во второй пятилетний план. Как известно, И.В.Сталин назвал на XVII съезде ВКП(б) официальную цифру - 168 млн чел., проживающих в стране, а цифра, зафиксированная переписью 1937 г. составила 162 млн чел., что имело для организаторов и руководителей переписи трагические последствия, о чем неоднократно писали в современной исторической и публицистической литературе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Другое по теме:

Понятие и сущность информационной войны
Человек сам по себе есть универсальная, на все способная тварь. Только внешние ограничения и принуждение, исходящие от других окружающих его тварей того же рода, делают из него более или менее приличное существо. А. Зиновьев Информац ...

Государство-левиафан
Образ государства как «левиафана» (чудовища, что занято лишь собственным пропитанием да ростом вширь и вверх) был закреплен в современной политической мысли теоретиками «новых правых». Вообще же такой взгляд восходит к раннему, или класси ...

Основные черты раннего утопического социализма
В XVI - XVII веках в экономической и общественно-политической жизни Западноевропейских стран происходят значительные сдвиги, которые характеризуются процессом первоначального накопления капитала, разложением феодальных отношений, обесцени ...