Периодизация карибского кризиса. Скрытая фаза. Операция «Анадырь»
Страница 6

Другая политика » Карибский кризис » Периодизация карибского кризиса. Скрытая фаза. Операция «Анадырь»

В середине сентября американская администрация получила донесение агентурной разведки о прибытии советских ракет, но его не приняли во внимание, полагая, что информация подброшена умышленно: по анализу экспертов политическая доктрина Москвы не предусматривала размещения ядерных сил на иностранных территориях. Однако 20 сентября Сенат США принял резолюцию с призывом к обороне Западного полушария от агрессии и о свержении, «в случае необходимости», режима Кастро. 26 сентября на совещании Объединенного комитета начальников штабов под председательством Р. Макнамары было принято решение о подготовке, в случае необходимости, к морской блокаде [ ].

В советских газетах 1 октября появилось заявление Революционного правительства «Кубинский народ не сломить!». В первой декаде октября в ГДР и Польше были проведены учения войск Организации Варшавского Договора [ ]. Выступая 5 октября в Организации Объединенных Наций, министр иностранных дел СССР А. Громыко заявил, что любое нападение на Кубу будет означать начало войны с Советским Союзом.

Государственный секретарь Д. Раск, встретившись 6 октября с А. Громыко, подчеркнул, что американцы, в отличие от СССР, не привыкли жить в окружении чужих ракет. 10 октября сенатор Киттинг вновь выступил с заявлением о наличии на Кубе советских военных баз, оснащенных баллистическими ракетами средней дальности. 14 октября помощник президента по национальной безопасности М. Банди, отвечая сенатору, заверил, что администрация не располагает данными о наступательном оружии на острове.

Однако, 16 октября

американская воздушная разведка предоставила президенту Джону Кеннеди фотоснимки уже построенных на острове стартовых ракетных площадок.

18 октября президент США провел запланированную ранее встречу с министром иностранных дел СССР Андреем Громыко, прибывшим в США на очередную сессию Генеральной ассамблеи ООН. «Все, чего хочет Куба, это мирное сосуществование . она не намеревается экспортировать свою систему в другие страны Латинской Америки»,– твердил Громыко. «Кто серьезно может поверить, что Куба представляет угрозу для США?– заявлял своему американскому собеседнику министр иностранных дел СССР.– Что касается помощи Советского Союза Кубе, то, как Советское правительство заявляло, и мне поручено подтвердить это вновь, наша помощь преследует исключительно цели содействия обороноспособности Кубы и развитию ее мирной экономики. Ни промышленность, ни сельское хозяйство Кубы,… ни обучение советскими специалистами кубинского персонала обращению с некоторыми оборонительными видами оружия не могут представлять угрозу– ни для кого». Громыко говорил эти слова в те дни, когда на Кубе полным ходом завершалось строительство пусковых установок для советских ракет. «Это было невероятно,– говорил впоследствии Джон Кеннеди одному из своих советников.– Сидеть и видеть, как из его рта исходит ложь».

В тот же день состоялось заседание у президента, на котором эксперты оценили потери США в случае обмена ядерными ударами с Советским Союзом в 80 млн американцев. Эксперты не давали полной гарантии уничтожения ракетных стартов американской авиацией, что делало возможным обстрел Нью-Йорка и Вашингтона [ ]. Карибский кризис вступал в открытую фазу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 


Другое по теме:

Формы политического режима. (система методов осуществления власти)
Всякий политический режим представляет собой то или иное сочетание двух полярно противоположных принципов организации человеческих взаимодействий: авторитарности и демократизма. Практически невозможны режимы, полностью лишенные форм реал ...

Психоаналитический феминизм
Психоанализ в его феминистской трактовке, в отличие от других идеологий, не стал основанием для отдельного направления феминистской борьбы, за исключением Франции. Однако в теоретическом смысле был важен и для радикалов, и для марксистов. ...

Критика термина
По мнению некоторых политиков, термин исламский терроризм не является научным, так, например, Александр Торшин — вице-спикер Совета Федерации России, считает, что исламского терроризма не существует.[4] ...