Геополитические интересы России в Каспийском регионе - проблема диалога
Страница 1

Другая политика » Геополитические интересы России в Каспийском регионе - проблема диалога

С распадом СССР, ХХ в. в истории человечества завершился серьезными геополитическими сдвигами. У южных границ России появилось огромное Каспийское пространство[1], непосредственно охватывающие и часть нашей территории, и ставящей перед Федерацией сложные проблемы взаимоотношений, затрагивающие геополитические, геоэкономические, геостратегические интересы России.

С момента своего образования, регион стал полем игры нескольких групп игроков: а) самих прикаспийских государств; б) «околокаспийские

[2]

» государства; в) мировых держав.

Началась активная борьба за обладание Каспийским морем и его ресурсами, с подключением мировых центров силы считающие регион «ничейным пространством», присвоив себе «право» претендовать на Каспий.

Каспий стал «Эльдорадом» и для государств региона. Независимость дала им возможность самостоятельно распоряжаться богатствами в пределах своих территорий, а поддержка мировых центров силы, позволило разрабатывать нефтяные месторождения в нарушение раннее имевшихся договоренностей между пятью государствами-владельцами Каспия[3].

Вскоре после распада СССР, обнаружилось, что в «подбрюшье» России формируется мощный центр притяжения западного капитала. С 90-х гг., сначала «на цыпочках», а потом все смелее, поодиночке и группами, иностранные нефтяные компании потянулись в заповедное море изобилия, о проникновении в которое раньше нельзя было и мечтать[4].

Если Великобритания и Китай

ведут свою деятельность в регионе достаточно скрыто, то США публично объявили регион зоной своих стратегических и национальных интересов. Запад в лице США давно разучился конкурировать честно на рыночных условиях и исповедует «стратегию управляемого хаоса» способствуя поддержанию «стабильной нестабильности» в регионе направленное на вытеснение из региона России. Чтобы пожинать плоды конфликтных ситуаций, их нужно создавать, что делается на Кавказе и на Каспии, способствуя тому, чтобы Каспий оставался «яблоком раздора» между государствами региона [1].

С этой целью сбор информации осуществляется через выделяемые гранды на исследования процессов происходящих в регионе, (особенно на Кавказе и в частности, в Ингушетии и Дагестане), и через неправительственные организации [2]. Эти республики находятся в состоянии социально-экономической стагнации, что способствует возрастанию политической напряженности, проявлением национального и религиозного экстремизма.

В то же время, как на федеральном, так и на региональном уровне нет реальной программы социально–экономического развития региона, а борьба с экстремизмом отдана на откуп силовым структурам без активного подключения институтов гражданского общества [3]. Конечно, роль органов правопорядка в решении этой задачи очень велика, но она должна корреспондироваться одновременно с выполнением комплексных программ развития. Преимущественная же опора на силовые методы «решений» сложнейших проблем дают прямо противоположный эффект. Во-первых, проблемы порождающие радикализм и экстремизм разного толка, остаются, как остается и база терроризма. Во-вторых, чисто силовые методы создают условия для проникновения коррупции, в правоохранительные органы. Сами силовики зачастую становятся заинтересованными в сохранении нестабильности для оправдания своего постоянного расширения, усиления и финансирования [4]. Появляются в госструктурах на Кавказе (особенно в Р. Дагестан) «личности» заинтересованные в постоянном нахождении «ЭННого» количества боевиков (граждан России) в лесах Кавказа.

В результате создается своего рода замкнутый цикл воспроизводства нестабильности на Кавказе. Все это ослабляет позиции России в регионе, чем весьма искусно пользуются силы, заинтересованные в вытеснении России с Кавказа, в целом со всего Каспийско-Черноморского региона.

Сегодня нужны новые подходы в кавказской политике России, ядром которого должны стать, прежде всего, меры экономического, политического и дипломатического характера, базирующие на комплексном учете фактов геополитических, геоэкономических, глубоких знаний обычаев и нравов, культуры и религий народов Кавказа.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Другое по теме:

Этничность и глобализация - противоречие между теорией и практикой
Что обозначают теперь такие понятия, как «культура», «общество»? Раньше они привязывались к определенной территории, к политическим границам. А теперь? «Где начинается и заканчивается турецкое общество? – задается вопросом Дж. Комарофф. – ...

Проблема либеральных идей в России. Координаты методологии
"Конструктивистская" функция идеи проявляется иначе. В обществе может возникнуть конфликт, не поддающийся разрешению и регулированию при сохранении его участниками прежних своих социально-культурных определений. "Конструкти ...

Украина в современном геополитическом контексте
За последние 20 лет геополитическая ситуация в мире кардинально изменилась: распался Советский Союз, произошли существенные перемены в бывших социалистических государствах Центральной и Восточной Европы, объединилась Германия. На междунар ...