Рождение феминизма и феминистского движения
Страница 2

Другая политика » Гендерное неравенство женщин » Рождение феминизма и феминистского движения

Практически одновременно с О. де Гуж, в 1792, свою книгу "Защита прав женщины" опубликовала в Англии и, одновременно, в США Мэри Уоллстонкрафт, поставив ряд актуальных вопросов эгалитарной социальной философии. Писательница полагала, что способность к рациональному мышлению не связана с полом, не зависит от него, а женская "слабость" и готовность покоряться есть ничто иное, как следствие мужского стремления воспитать их в женщинах. Впервые в истории и задолго до современных дебатов об экономической роли домашнего хозяйства, М. Уолстонкрафт сделала вывод о том, что в обществе, где домашние обязанности не оплачиваются, будет сохраняться экономическая зависимость женщины от мужа. Домашние дела и материнство М. Уолстонкрафт именовала "формой разумного гражданства", рассматривая их как общественные обязанности, а не как источник личного удовлетворения или страдания женщины.

В том же 1792 в Германии вышла книга Теодора Готтлиба фон Гилпеля "Об улучшении гражданского положения женщины". С ее публикации началась история феминистской мысли в его стране. В своей книге фон Гиппель требовал равных прав для обоих полов и настаивал на том, что достижение этой цели должно быть уделом просвещенных мужчин, поскольку женщинам внушили, что они неспособны к независимой политической деятельности.

К началу XIX в. формирование феминистских теорий оказалось подкреплено развитием социально-философских концепций социалистов-утопистов Сен-Симона и Шарля Фурье во Франции и британца Роберта Оуэна, полагавших, что личным примером и с помощью образования и просвещения можно положить конец неравенству полов. В многочисленных, но недолговечных социалистических коммунах, возникших под влиянием их идей, роль женщин была одной из самых обсуждаемых тем. Общим во взглядах социалистов-утопистов на проблему полов была убежденность в том, что равноправия мужчин и женщин невозможно достичь в существующей общественной системе, что нужно радикальное ее изменение, в частности - уничтожение частной собственности. Строя предположения о возможности создания идеального общества, эти теоретики полагали, что в будущем не только женщине должна быть предоставлена возможность участвовать в общественном производстве, но и мужчине необходимо будет иметь обязанности по дому и воспитанию детей, Ш. Фурье был поборником этого, настаивая на полном отказе от разделения труда не только в семье, но и в обществе - однако даже в его коммунах все обычные женские обязанности лежали по-прежнему на женщинах. Семью социалисты-утописты считали источником мужской власти над женщинами, бастионом эгоистического индивидуализма, ограничивающим свободу выбора. Свободу любви и смены партнера, равное право на которую должны были иметь оба пола, рассматривали как необходимую основу свободного общества.

Реализация этих задач на практике была малоуспешной, женщины - и в Англии, и во Франции - заинтересовались ими даже меньше мужчин. Некоторое распространение теории Фурье и Оуэна получили в низшем слое образованной части английского и французского общества. В рабочей же среде сохраняла популярность идея о семье, в которой муж является добытчиком, а жена - домохозяйкой. Участие работниц в общественных организациях первой половины XIX в. (чартистских, профсоюзных и др.) служила лишь подкреплением мужским инициативам, не имея феминистской направленности. К 50-м г XIX в. политическое участие женщин из рабочей среды в них резко снизилось, а неприятие феминизма усилилось.

Социализм (утопического толка) и феминизм были объединены менее полувека. Их связывала общая идея о том, что через воспитание личности нового типа можно достичь политических и социально-экономических изменений. Последним выражением объединения двух социально-философских теорий было творчество последователя Р. Оуэна британца Уильяма Томпсона, написавшего в сотрудничестве с Анной Уиллер, ведущей феминисткой 1820-1830 "Воззвание одной половины человечества, женщин, против претензий другой половины человечества, мужчин" (1824). Воззвание вскрывало наличие взаимосвязи политической, экономической и личной власти, демонстрировало множественность способов закабаления женщин. Однако приемлемых путей преодоления неравноправия оно не предлагало, так как авторы считали, что интересы обоих полов совпадут, едва только женщины станут свободными и ^радость партнерства превзойдет радость деспотизма.

Страницы: 1 2 


Другое по теме:

Нравственность как критерий оценки политического лидера
Анализируя образы политиков в представлениях россиян, что нравственные качества политиков упоминаются реже, чем о деловых, но чаще, чем о личностных или политических. Из этого правила есть пока два исключения – Путин, у которого личностны ...

Истоки демократии
Как бы там ни было, как бы мы не относились к тем или другим отклонениям и мутациям демократии, очевидно ясно, что постепенная демократизация, распространение духа и ценностей демократии – одна из главных черт современности. Демократия сл ...

Легитимность и легитимация политической власти
Легитимность – термин, который широко применяется в современной политической науке и политической практике. Иногда его трактуют предельно широко, отождествляя с формальной юридической законностью. Однако это далеко не всегда так. С психол ...